Секс знакомства

Секс, интим, индивидуалки

Дарья Иванова/Арида/ - Стихи из пламени

29 марта 2014 - Дарья Семёнова
ЗА ЧАС ДО РАССВЕТА

Подними это небо, раздвинь горизонт!
Я проснулась сегодня за час до рассвета.
Мои грусть и обида скатились слезой,
И мне нужно вздохнуть, дотянувшись до света.
Птицы вьют свои гнёзда на ветках рябин,
Красным всполохом ягоды солнце встречают,
Разметавшись по снегу в узоре весны.
Даже в этот момент я себя не прощаю.
Даже этой весной я себя предаю,
Разливаю вино в звонкий бархат фужера,
Ни о ком не молчу, никого не виню,
И уткнулась в ладонь полугрань – полумера.
Засмеялась дождём озорная весна,
Солнцем брызнула на онемевшие окна,
Разрушая оковы февральского сна,
От дождей, от снегов, от печали промокла.
Разверни тишину! Пусть поёт и звенит,
Пусть сама на себя не похожа планета!
В рваном небе весна пусть грозою гремит…
…Ты позволь мне проснуться за час до рассвета.

Похожие статьи:

О ЛюбвиДарья Воронина - Стихи - моя философия...

Рейтинг: 0 Голосов: 0 530 просмотров
Комментарии (43)
Дарья Семёнова # 29 марта 2014 в 22:02 0
Дрожит свеча. На лезвии огня,
На острие копья застыла осень.
Рисую на холсте судьбы тебя –
Совсем другого. Ливень превозносит
Поэзию разодранной души,
Смешав все краски, поломав все кисти,
Вливается сюжетом в нашу жизнь,
Диктуя нам слова, дела и мысли,
Размыв всю чёткость линий, тонкость чувств,
Вобрав в себя всю красоту творенья.
И рвётся ввысь, приняв глоток безумств,
Последняя строка стихотворенья.
За каплей капля падает в ладонь –
То слёзы Неба, их у Неба много…
Бывает, что любовь рождает боль,
Бывает, что любовь свергает бога.
А дождь рыдает о судьбе страниц,
Исписанных сегодня – ради скуки…
И падает с дождём осенним вниз
Наш Ангел – Ангел встречи и разлуки.
Дарья Семёнова # 30 марта 2014 в 01:43 0
Разбиваются вдребезги стёкла души,
Отфильтрована временем нежности завязь.
По разлукам и встречам я выучу жизнь,
Сургучом запечатав бурлящую память.

Безысходная высь куполов и небес
Превозносит морозное утро как чудо.
Тонкий лёд на руинах разбитых сердец
Затрещит под ногою ни брата, ни друга…

Не судья и не бог, это кто-то другой –
Разбивает мне душу в морозную осень,
Собирая в ладони забытую боль,
Первый снег обратив в чуть заметную проседь,

На мгновенье вернув мне тепло вечеров,
И оставив в груди лишь забытое чудо
И осколки души, и молитвы без слов,
И уход в бесконечность – ни брата, ни друга…
Дарья Семёнова # 30 марта 2014 в 07:49 0
Я в копилку души собираю мгновения осени -
Золотой листопад и сырую прохладу дождя.
И срываются вновь капли-слёзы алмазною россыпью,
И перо волшебства в сером небе рисует тебя.

Хлёсткой плетью серебряный дождь прорезает мгновения,
Разрывая пространство и время иглою небес.
Я рисую любовь, как омегу и альфу Творения,
Как проклятье, как чудо…как полную гамму чудес!

Старый тополь позирует мне за окном ненавязчиво.
Что ж, и он пусть растёт в уголке, оттеняя закат.
Грусть лизнёт моё сердце так преданно, нежно и вкрадчиво,
А когда я вздохну – отведёт полный нежности взгляд.

И осенним дождём разбиваясь о камни бордюрные,
Мои песни сорвутся, и вниз упадут, шелестя…
Ночь укроет их кротко своей темнотою безлунною…
Я рисую любовь, я рисую закат… и тебя.
Дарья Семёнова # 31 марта 2014 в 12:29 0
В Будапеште осень,
Матовые ветви.
люди взглядом косят,
Взгляды неприветливы.
(А. Белянин)

Матовые ветви… матовые… матовые…
Небо шлёт по ветру облака лохматые.
Выжжены морозами, срезаны под корень
Мысли, словно розы: «двое, двое, двое…»
Без причин и следствия, просто мне так хочется!
Пик несоответствия как вершина творчества.
Каплями рассыпаны прошлые условности.
В небо взгляд молитвенный, вальс на пятой скорости,
Всё поёт и кружится, и горит, и светится.
Лучик солнца в лужице, как чертёнок, бесится.
На венгерских улицах тесно даже в ливень.
Небо снова хмурится тучами кривыми.
А душа свободна ли? Кто об этом спросит?
Ночь дрожит холодная. В Будапеште осень.
Дарья Семёнова # 1 апреля 2014 в 02:28 0
Почему мой князь не спешит ко мне?
Не приносят голуби писем…
Я царапну снег, припаду к земле
И помчусь к нему тенью рысьей.

Впереди – закат на лихом коне
Развевает по небу знамя.
Я царапну снег, припаду к земле
И вгрызусь в темноту зубами.

В тишине мой рык воспарит к луне.
Страшным зверем ворвавшись в терем,
Разорву врагов, припаду к земле,
Разливаясь ночною тенью.

И ресниц коснусь, что дрожат во сне,
Прогоняя из сна опасность.
И уйду в рассвет. Припаду к земле
Зверем раненым, снегом красным.
Дарья Семёнова # 1 апреля 2014 в 04:05 0
Поговори со мной. Не надо рифмы.
Просто скажи мне, как дрожит свеча.
Я растеряла песни и молитвы,
И душу растопила сгоряча.

Часы съедают время циферблатом.
А я молчу. Спешу распять судьбу.
Я знаю – правых нет и виноватых,
Я параллельность линий берегу,

Как дань бескрайнему седьмому небу,
Как откуп от несбывшейся мечты.
Под коркою подтаявшего снега
Маячат странно-жёлтые цветы.

Ведь это где-то было. Правда, было!
Скажи мне, где? Я позабыла сны.
Она была? Кого она любила, -
Та, что несла те самые цветы?

Поговори со мной. Не надо песен!
Я опоздала на минуту, век?
А мир подлунный – вечен и чудесен.
И снова небо в ночь роняет снег.
Дарья Семёнова # 1 апреля 2014 в 09:31 0
ПОГРАНИЧЬЕ ДУШИ

Пограничье души…
Перелистано небо,
Забрызгано тучами солнце.
А зима не спешит уходить, рассыпаясь морозом.
Поцелуем огня обжигаясь, душа рассмеётся,
И, презрев все законы, объявит июльские грозы.
Перспективы тоски не пугают. А если и смеют,
То не страшно совсем, лишь немного нервозно, пожалуй.
Мне сказали – такие, как я, никогда не умнеют,
И всю жизнь им врезаются в спину кривые кинжалы.
Территория риска. Расчерчена жизнь на квадраты.
Я штрихую один – не соваться в него – это больно.
Чья вина в том, что души легки и наивно-крылаты,
Что сплели так судьбу беспристрастные мудрые мойры?
Отторжение правил. И пусть кто-то скажет, что глупо.
Даже если осудят, не страшно, не стыдно, не горько.
Да и смеет ли кто-то судить?.. И что может разлука
Сделать с жизнью? Внести в неё соль ожиданья, и только…
На закате срывается снег лёгким пухом из крыльев.
И рубиновый солнечный луч прошивает планету,
Разнося облака на комочки оранжевой пыли.
Пограничье души в тонком мире незримого света.
Дарья Семёнова # 1 апреля 2014 в 17:44 0
Этой ночью опять не сомкну синевы глаз.
Этой ночью опять буду ткать полотно снов.
Много дней до любви. До рассвета – всего час.
Я низаю на нить строки жемчуга слов.

Я делю эту ночь на двоих, отдаю сон.
Всю бессонницу мне, моей жадности нет границ.
В вязком сумраке эхом молитвы завис стон,
Темнота опустилась на бархат моих ресниц.

И без сна. Провожу до рассвета мгновений счёт –
За двоих, одна, добровольно отдав ночь.
Звёзды – сгустки огня, а коснёшься рукой – лёд.
Этой ночью опять от себя гоню сны прочь.

Мне нельзя, нельзя, сон нужнее не здесь, а там…
Там, куда не дойду, и где свой не оставлю след.
Не одну отдала и ещё не одну отдам
Свою ночь – в передышку – тому, кого здесь нет.

Словно чёрная тушь, темнота залила тетрадь,
Мне в ладони упали звёзды, как горстка страз.
Этой ночью одна – за двоих – не могу спать.
Маяки-фонари. До рассвета всего час.
Дарья Семёнова # 2 апреля 2014 в 04:15 0
Я всего лишь горсть земли в ладони,
Угли – неостывшие – костра,
Соль слезы несбывшегося горя,
След звезды, растаявшей с утра,

Чистая страница из тетради –
Белая, как снег нашей зимы.
На моей души атласной глади
Навсегда запечатлелись мы –

Чёрные на белом – силуэты,
Оттиски, забившиеся в лист.
Спросят ли когда-нибудь об этом
У меня, взяв в руки шлейф страниц?..

Для кого всё это нужно, важно?
Наша жизнь на краешке листа…
Только тем даётся Рай бумажный,
У кого душа, как снег, чиста.

На бумаге не услышать звука.
В многоточиях скрываю звук.
Я – всего лишь быстрая минута
В вечности твоих горячих рук.
Дарья Семёнова # 3 апреля 2014 в 07:15 0
Девочка рисует в тетради,
Поезд погружается в вечер,
И закат ложится на плечи
Призрачной малиновой гладью.

Девочка с глазами Мальвины,
Синими, как небо над Прагой.
Кроется в волос переливы
Солнце, предвещая прохладу

Сумерек российского лета
И последней ночи вне дома.
Я пишу стихи для поэта,
Сны наполнив сладкой истомой.

Девочка не знает об этом.
Милая, развей моё горе!
Нарисуй мне тёплое лето,
Нарисуй бездонное море,

Чтобы были в море ракушки
И морские плавали звёзды…
Ручки положи под подушку,
Глазки закрывай, уже поздно.

Поезд погружается в лето.
Девочка во сне видит море.
Я пишу стихи для поэта,
На щеке следы морской соли.
Дарья Семёнова # 3 апреля 2014 в 08:29 0
ЧАРОДЕЙ

Здравствуй, чародей! Как живёшь?
Ты совсем забыл про меня.
Помнишь, как ты сам вызвал дождь,
Чтоб согреть меня у огня?..

У меня жара, пыль и шум,
Выжелтело солнце траву.
Я давно почти не дышу
Без тебя, но как-то живу.

Ровно светит звёздный горох,
Жемчугом срываясь с небес.
На какой из лунных дорог
Ты тогда внезапно исчез?

Или я куда-то ушла…
В темноте забывшихся снов
Чертит моей жизни игла
Уйму незаписанных слов.

И опять дрожит тишина
На ладонях летних дождей.
Я опять не сплю. Чья вина?..
Я люблю тебя, чародей.

Я опять не сплю – за тебя,
Отдавая ночи – рассвет,
Принимая выжженость дня
За подарок. Вечный секрет

Кроется в короткой строке
Той, одной на множетсво дней,
Той – на сердце и на руке –
Я люблю тебя, чародей.
Дарья Семёнова # 3 апреля 2014 в 20:01 0
Проводи. До порога. Я дальше сама.
В темноте, по знакомой улице.
Я – ни мало, ни много – схожу с ума.
Тонкий месяц грустит, сутулится.

И проносится в небе незримый дым
От пожара – от сердца пламени.
Я готова молиться любым святым,
Всем богам, что когда-то славили.

В тишине, в косых серых струйках слов,
В карандашных набросках ливнями,
Я готова просить у любых богов –
Прочертить мне почётче линию…

Не иди за мной в темноте след в след –
Я по лезвию, необутая.
На губах не пух тополиный – снег,
Он не тает на них. Минутой ли,

Часом, веком пронзает неясный путь
По дождю, по стальной поверхности…
Проводи. До порога. Я как-нибудь.
В бесконечности, в неизвестности.
Дарья Семёнова # 4 апреля 2014 в 00:38 0
ОХРАННОЕ

Тонким покровом тебе – моя ночь без сна.
Свечи горят каждый день – перекличка душ.
Странно закончилась наша с тобой весна.
Слёзы. И тёмным ручьём по щеке – тушь.

Небом открыт для тебя мой всегда взгляд –
Синим, глубоким. И радугой льётся свет.
Я за тебя уже много ночей подряд
Просто не сплю, без тебя даже сна нет.

Ангел мой светлый теперь навсегда – твой,
Мягкие крылья укроют тебя в дождь.
Я принимаю твою – на себя – боль,
Знаю – ещё немного, и ты придёшь.

Мысли мои – о тебе – каждый час, миг –
Звенья кольчуги твоей, моих дней сруб.
Я никогда не искала других книг,
И никогда не коснусь не твоих губ.

Песней ночной для тебя – крик и вздох мой.
Меч со мной сросся, и жалит мою грудь.
Сердце моё – костёр – навсегда с тобой.
Звёзды мои да осветят тебе путь…
Дарья Семёнова # 4 апреля 2014 в 06:36 0
Не целуй меня, ветер – не твоя.
Даже если обманет и уйдёт –
Не целуй меня, ветер…в ритме дня
Скрыто солнце улыбки, фраз полёт.
Отражение неба на воде,
Серебристые звёзды на руках.
Не ищи меня, милый, я – нигде.
Не целуй меня, ветер, сквозь века.
Чёрной змейкой дороги полоса
Под колёсами стонет и поёт.
Этой новой разлуке полчаса.
Не целуй меня, ветер, сердце – лёд.
Неспеша начинается рассвет,
Осветляя листву и купола.
Моя тень рассыпается – зола.
Не целуй меня, ветер, меня нет.
Дарья Семёнова # 4 апреля 2014 в 07:33 0
Непонятные, глупые письма тебе – неотправленные.
В них и смысла-то нет, можешь даже его не искать.
Горьким дымом полынных костров эта осень отравлена.
Неразобрана, в угол ручная заброшена кладь.

Не рубцуются раны мои, видно, сердце не лечится…
Для тебя слишком холоден этот октябрь, прости…
Я себя успокою туманной дорогою млечною,
И, похитив звезду, продержу до рассвета в горсти.

А наутро останется пыль – серебристая, звёздная –
Из ладоней песком убежавшая вниз, в никуда.
Ты прости, но мне грустно. Сегодня я слишком серьёзная,
Чтобы слёзы назвать легкомысленным словом «вода».

А луна за окном – как монета. Лимонная, плоская.
Извини, но я шторы задёрну, мне хочется мглы.
Знаешь, жить без тебя в общем можно… Но это не просто –
Жить от ночи до ночи, срезая у жизни углы,

Каждый день ещё туже атласный затягивать пояс –
Я худею. А что ещё делать? Скажи, я смогу.
Молчаливый октябрь создал слишком странную повесть
О замёрзших цветах на ещё не упавшем снегу.

Я болею. И мир от дождя стал прилизанно-серым.
Даже сны из дождя и из серости, смысла в них нет.
Эта осень унылую песню ветрами пропела,
И задула свечу, погасив мой спасительный свет.

Я теряюсь в предзимье. Мне холодно. Сердце застыло –
Полустук, полувздох, полувзгляд, полукрик… Не молчи.
Расскажи мне, что будет, что есть и что, в сущности, было?..
Серый дождь и огарок погашенной ветром свечи.
Дарья Семёнова # 4 апреля 2014 в 07:46 0
Огнём испорчены строчки и текст совсем непонятен.
Я снова пишу письмо в твою душу, не зная адреса.
Безликий асфальт пестрит узором из листьев-пятен,
Раскрасивших серый ноябрь. Рельефностью аверса
Вновь неизменная тяжесть облака сдавит мне грудь,
Листья прижмёт к земле, разорвёт солнце на блики.
Пылью промокшей пунктирно и точно прочертит мой путь
Уставшая осень, с дождём смешав боль и вскрики
Отчаянья. Небо уже свинцовое. Мне теперь нелегко –
Вновь оставшись одной, быть с тобой постоянно рядом,
Ежечасно думать о том, как ты где-то там, далеко,
Заполняя мгновения пустоты заученным звукорядом
Песен, которых я никогда и ни за что не спою,
Потому что петь давно разучилась, свой голос забыла.
Я и стихов теперь не читаю вслух. Я тайно даже люблю –
Молча, неслышно, почти бездыханно – чтоб незаметно было
Всем, кто старается рассмотреть, показать, обвести в кружок,
А потом спросить так, что совсем нельзя не ответить.
Мне кажется, что наше молчание не всегда хорошо,
Но я молчу, и дорожу немотой больше всех на свете.
Ну кто меня станет пытать? Право, ведь не война…
А если станут – я молча умру. Да я уже умираю.
Ты не вини себя, милый, в том не твоя вина,
Я же сама выбрала этот путь по отвесному краю,
Ведущему – будем честными! – в общем-то в никуда.
Мой рассвет обесцвечен, а сердце работает вхолостую.
Я ведь знала, что будет так, ведь знала ещё тогда,
Знала сразу… а, впрочем, что говорить впустую?
Я не смогу ничего изменить и не хочу менять.
Осень стелется по земле листьями полусухими.
Я задыхаюсь. Может кому-то трудно это понять,
Но если мой вздох последний – на губах твоё имя.
Дарья Семёнова # 4 апреля 2014 в 12:55 0
Россыпь звёзд осколками режет вены.
Падает на землю хмельной закат.
Погружаюсь в облако по колено
И ищу намёки на райский сад.
Искупляю кровью любовь и нежность,
Вымолив прощение для тебя,
И вбираю в сердце сырую свежесть
Предпоследних сумерек ноября.
Разорву на атомы своё тело –
В каждом по частичке души – на всех.
Первый ход за мной, я играю белыми,
Значит, мне на плечи ложится грех,
Царской водкой смыв с куполов золото,
Расстреляв ангелов до зари.
Я сожму звезду – и рука исколота,
И тоска замешана на крови.
Сквозь туман и сырость, листву прелую
До последних вздохов больной души –
Погружаюсь в облако по колено
И дождями штопаю свою жизнь.
Дарья Семёнова # 4 апреля 2014 в 16:31 0
Безумие – два шага друг до друга.
Когда Земля вращается быстрее,
Я нахожусь на острие испуга
От мысли, что их сделать не успею
И потеряю взгляд его в толпе,
Не догоню, а он уйдёт конечно,
Не оставляя следа на тропе,
Не подарив мне никакой надежды
На счастье. Через стрелки на часах,
Крутящиеся в непонятной спешке,
Смотрю на мир и ощущаю страх,
Заметив не улыбку, а усмешку
В глазах его таких далёких, и
В них своего не встретив отраженья,
Я рвусь к нему с мольбою о любви.
Безумие – два шага до сближенья.
Дарья Семёнова # 4 апреля 2014 в 16:49 0
Последних стихов о тебе не бывает. Я обещала:
Этот последний. А дальше – хоть о погоде можно.
Свет мой, моё дыханье, вспомни, как я тебя прощала
С искренней радостью, и поцелуями сердце твоё укрощала,
И безоглядно любила тебя, легко и неосторожно.

Последних стихов не пишут, любимый. Последние встречи тоже
Лишь на словах, а на деле расставание навсегда –
Так губительно для обоих, что попросту невозможно,
И любить бесконечно выходит совсем не сложно,
И я снова и снова вхожу в твои поздние поезда.

Последних стихов не читают. И мой, если он из этих,
Мой, о тебе, тоже будет молчать, и вбирать все звуки
В чёрные дыры букв, избежавших суждений и сплетен,
Чтобы потом, через время, без предисловий и междометий
Шумно пролиться солёным дождём на твои горячие руки.
Елена Кравец # 4 апреля 2014 в 18:05 0
И любить бесконечно выходит совсем несложно... Да, правда...
В созвучие к Вашим стихам

"И сегодня последние строчки
С адресатом: "Тому, кем дышу"
Отдаю. И поставлена точка.
Но я завтра еще напишу....

Очень понравилось! Спасибо!
Дарья Семёнова # 5 апреля 2014 в 02:09 0
Однажды придёт февраль, имеющий сотни лиц,
На каждую ночь имеющий сотни снов.
Я снова сойду с ума, разбив череду границ,
С запястий своих стряхнув вечный груз оков.

Однажды придёт февраль и я буду плакать в нём
Чернилами по бумаге бесцветных дней.
Причина одна, о ней – ни ночью нельзя, ни днём…
А так бы хотелось громко, при всех, сильней

Кричать о твоих… Нельзя. И воет уже метель,
Как волк, по моей судьбе, распластанной на снегу.
На сотни холодных снов нам будет один день,
Кармином рассвета сгоняющий с неба мглу.

Раскроются небеса синеющей полосой
Далекого «завтра», которое всё же ждёт
Когда хоть на полчаса останусь опять с тобой,
Чтоб тронуть теплом весны на реке лёд.

Однажды придёт февраль, подталый, сырой, злой,
И, волком сминая снег, сквозящий про «никогда»,
Меня вновь сведёт с ума. И мне не уснуть одной.
Тяжёлое небо. Мрак. Февраль. Серебро льда.
Дарья Семёнова # 6 апреля 2014 в 15:49 0
Я устану жить в этом доме закрытых окон.
Резать лимон кружками и есть не морщась,
Запивать горьким чаем, а из одеяла кокон
Делать каждую ночь и молчать всё больше и больше.
Я когда-нибудь точно устану одна весь месяц
Утешать себя тем, что три дня – это тоже много.
И открою окно, и повешу ведро на месяц,
Чтоб ни капли дождя – ни единой слезинки бога.
Я не буду стараться помочь всем, кому несладко.
Я устану спасать, и спасаться от боли в строчках.
Буду кутаться в шарф и носить на руках перчатки
Даже летом – с морозом в душе очень холодно, очень…
Перестану искать след любви в суете вокзалов,
Вспоминать стук колёс когда горько, и лезть на стену,
И пойму, что дорога – всего лишь рельсы и шпалы,
А не чёрные змеи, норовящие впиться в вены.
И поверю в осеннюю горечь уже без дрожи,
Переняв грациозность теряющих жизнь листьев.
Отпущу этот день, он пусть плохо, но был прожит,
И дождусь, когда снег мне в лицо чистотой брызнет
Безнаказанно, как волна на каком-то море,
Как любовь, как тепло руки и вкус поцелуя.
Я устану жить и устану о жизни спорить,
И устану быть правой, о боге кричать всуе,
Расставлять акценты точками и запятыми,
Ставить свечи, когда любовь… под обстрелом… где-то…
Я забуду себя, я забуду своё имя,
Перестану ждать писем в широких цветных конвертах.
Я когда-нибудь точно устану, уйду, растаю.
В тишине мир расплещется брызгами водопада.
Перекрёсток любви – есть начало дороги к Раю.
Но, уйдя от одной, мне другого, увы, не надо.
Дарья Семёнова # 7 апреля 2014 в 06:42 0
Огнём испорчены строчки и текст совсем непонятен.
Я снова пишу письмо в твою душу, не зная адреса.
Безликий асфальт пестрит узором из листьев-пятен,
Раскрасивших серый ноябрь. Рельефностью аверса
Вновь неизменная тяжесть облака сдавит мне грудь,
Листья прижмёт к земле, разорвёт солнце на блики.
Пылью промокшей пунктирно и точно прочертит мой путь
Уставшая осень, с дождём смешав боль и вскрики
Отчаянья. Небо уже свинцовое. Мне теперь нелегко –
Вновь оставшись одной, быть с тобой постоянно рядом,
Ежечасно думать о том, как ты где-то там, далеко,
Заполняя мгновения пустоты заученным звукорядом
Песен, которых я никогда и ни за что не спою,
Потому что петь давно разучилась, свой голос забыла.
Я и стихов теперь не читаю вслух. Я тайно даже люблю –
Молча, неслышно, почти бездыханно – чтоб незаметно было
Всем, кто старается рассмотреть, показать, обвести в кружок,
А потом спросить так, что совсем нельзя не ответить.
Мне кажется, что наше молчание не всегда хорошо,
Но я молчу, и дорожу немотой больше всех на свете.
Ну кто меня станет пытать? Право, ведь не война…
А если станут – я молча умру. Да я уже умираю.
Ты не вини себя, милый, в том не твоя вина,
Я же сама выбрала этот путь по отвесному краю,
Ведущему – будем честными! – в общем-то в никуда.
Мой рассвет обесцвечен, а сердце работает вхолостую.
Я ведь знала, что будет так, ведь знала ещё тогда,
Знала сразу… а, впрочем, что говорить впустую?
Я не смогу ничего изменить и не хочу менять.
Осень стелется по земле листьями полусухими.
Я задыхаюсь. Может кому-то трудно это понять,
Но если мой вздох последний – на губах твоё имя.
Дарья Семёнова # 8 апреля 2014 в 09:42 0
Незнакомые лица.
Я не вижу тебя.
Я останусь страницей
На снегу декабря.
Недописанной песней
Для тебя, о тебе.
Хочешь, мы будем вместе?
Не сдаваться судьбе,
А идти по сугробам,
Утопая по грудь.
Под снегами так много
Троп с названием «путь»,
На которых осталась,
До конца не дойдя,
Ледяная усталость
От судьбы без тебя.
Хочешь, я буду близко?
Расстоянье не в счёт.
Небо падает низко
И ладони мне жжёт
Чернотою и болью
Звёзд, остывших вчера.
Хочешь – я стану ролью,
Если это игра.
Если это мне снится,
Если сон – это мы,
Я останусь страницей
На широтах зимы.
Дарья Семёнова # 8 апреля 2014 в 16:49 0
Ветер, ветер, меня выстуди,
Бей в лицо и волосы комкай.
Прижимай к проржавевшей изгороди
Над простуженной серой Волгой.
Отпусти.
Чтоб мне за периллами
Ни земли, ни неба не стало.
Вниз бросай меня, ветер, с силою.
В воду – кануть.
Мне мира – мало!

Милый, милый, зачем всё начерно?
Света нет, только ночь и вьюга.
Сколько снов, сколько слов растрачено
В удалённости друг от друга.
Если эта любовь –
Не вечная,
Что зовётся тогда жизнью?
Света, света!
Зажгите свечи мне,
Я лица его вновь не вижу.

Я не спящая, я не сонная.
Я немая.
И горечь в горле
Не проходит.
Слезами, стоном
Разрываюсь, и помню, помню
Мир, что застился пеленою.
Я сдираю морозы с кожи.
Хоть за так, хоть в уплату мною –
Отмени это, Боже, Боже…
Дарья Семёнова # 8 апреля 2014 в 20:03 0
Твои руки ложатся на плечи мне, и от них тепло.
Это ещё один миг из тех, что я навсегда запомню,
Как и твою улыбку минутой позже, через стекло.
Дорога…дорога… И телефон всю ночь в изголовье –
Надежда что ты напишешь ещё хоть раз или два
До дикого молчания в бешеной тряске вагона.
Чужие лица, голоса, запахи и… слова…
Все слова хуже твоих, фальшивее на полтона,
Разрывают мой слух, разрезают меня ножом.
Я не слушаю. Не живу – моё сердце с тобой, а значит…
Ты говоришь, что с тобой смешно? Нет! С тобой – хорошо!
Хорошо. Всегда. Даже если душа плачет.
Мы могли никогда не сбыться, это ужасный факт.
Мы могли, но сбылись. Возможно и живы лишь этим.
Ты сейчас далеко, но мы дышим всегда в такт,
В унисон, вдвоём. Быть может лишь мы в целом свете…
Или в целом мире? Не важно. Любовь моя,
Как посмела, смогла вымолить тебя у Бога?
Как ещё не сменила ось и не взорвалась Земля
От любви, что для одной – мало, а на двоих – так много,
Так ярко, до сладости, до звонкого града из звёзд,
Стучащих об подоконник – завидуют ведь, ледышки…
У них всё неправда, по формулам, химия. А у нас – всерьёз,
И только для нас рассвета алые вспышки
В вертикальной полоске чуть приоткрытых штор.
И наверно для нас одних придуманы все вокзалы.
Ты напрасно ищешь во взгляде моём укор –
Как бы больно мне не было, мы всё равно правы.
Так, любимый… Отвернусь от окна, проглочу боль.
Я не буду плакать или…не буду много…
А когда ты уйдёшь – к стеклу приложу ладонь,
Приласкав твой след на снегу. И…дорога…дорога…
Дарья Семёнова # 9 апреля 2014 в 01:13 0
Готов сценарий для новой драмы.
И ветер в спину, и снег на руки.
Тепло от чая. Спасибо, мама...
Брожу по дому, срываю звуки

Со стен руками - ремонт надежды
Всегда беззвучен, безлик, бесцветен.
Всё по сюжету. Такой, как прежде
(Да будь он счастлив, да будь он светел).

Брожу по снегу. Топлю страницы
В грязи дорожной под зимним небом.
Стихи промокли. Уже не снится
Твоя - навечность, моя - победа.

Петлёй на шее платок колючий -
Холодный воздух, дышать не стоит.
Спасибо, Небо, за этот случай.
Готов сценарий для нас с тобою.
Дарья Семёнова # 9 апреля 2014 в 07:01 0
ВАМПИР /АРМАН/

Всмотрись в мои глаза, отринь запреты.
Нам эта ночь даёт последний шанс.
На свете нет вопросов без ответов,
Как нет бездонней и чернее глаз.
Шаги вдали. И тень летит за тенью.
Я разделю с тобою мрачный кров.
Вглядись в меня и отыщи спасенье,
Которое я сам найти не смог.
Ни в тишине, ни в кубке с алым ядом
Спасенья нет, есть только пустота.
Пойди за мной и стань моей наградой.
Мы начисто с остывшего листа
Напишем мир, кровавыми холстами
Украсим аналой, поправ богов.
Ознаменуй немыми небесами
Мою воспламенённую любовь.
Испей со мною вместе эту чашу,
Позволь с твоим закатом догореть
Всему, что было прежним и не нашим.
Нас мрак ночной благословил на смерть.
Дарья Семёнова # 10 апреля 2014 в 11:40 0
Моё солнышко, до которого не дотянуться
Сквозь плотную тяжесть низкого зимнего неба,
Через все километры слякоти, льда и снега.
Моё солнышко, без которого не проснуться
И не выжить. Хороший, я скоро к тебе приеду.

Мой хороший, я очень скоро с тобой останусь.
Обнимать надо так, чтоб в глазах темно, чтоб до дрожи,
И дышать ароматом волос, поцелуев, кожи…
Мой хороший, какая каменная усталость
Меня тянет ко дну. Да, любимый, тебя тоже.

Мой любимый, мы расставляем флажки на карте.
Мы, во имя друг друга, стараемся продержаться,
Только время, любимый мой, вышло ещё на старте,
Не зовёшь. Не приеду – заклинил проклятый стартер.
Моё солнышко, до которого не добраться…
Дарья Семёнова # 10 апреля 2014 в 22:15 0
Наверное, так рождается каждый снег –
Когда кто-то мёрзнет, как я сейчас, хоть в тепле.
Я знаю, ты самый обычный, простой человек,
Я верю, что так – другим. Но не мне. А мне
Труднее дышать – воздух горло царапает льдом –
Когда ты не держишь в объятьях мою судьбу.
Когда незаметно приходит зима. Потом
Вдруг падает небо. По небу к тебе бегу,
Когда позовёшь. А не позовёшь – брожу
Бесцельно, хрустя замёрзшими облаками,
И волосы вьюги, как прошлое, ворошу,
Шепчась с ней о том, что когда-то случилось с нами.
А утро – темнее, чем ночь. Перевод часов
Теперь вне закона и время никто не торопит,
Опять возникает моя анемия слов
И бледность стихов, топимых в горчащем кофе.
Должно быть, именно так затухает жизнь.
Души или тела – не важно. А ты… а ты…
А ты, моё сердце сменявший на миражи,
Всегда на границе света и темноты.
И даже почти безгрешен, почти что бог,
Единственное отраженье в моих зрачках.
А если ещё кровит – я раскрою шов
И – в алую бездну. Вот так умирает страх.
Дарья Семёнова # 11 апреля 2014 в 00:52 0
ВНЕ СЧАСТЬЯ

Меня наверное просто нет, когда мы не вместе.
Я вновь достаю календарь и опять ставлю крестик,
Перечеркнув этот день, ещё один, как и прошлый.
Что ж ты никак не зовёшь, не воскрешаешь меня, хороший?

Ночь покрывалом ложится на снег, как волосы на подушку.
Всё бело-набело замело, и тополя, как игрушки –
Впору бери и на ёлку, для праздничного настроя,
Только настроя нет, никакого, вообще, если нас не двое.

Что мне до мира, в котором ты вне зоны моих объятий?
Я – вне сезона, вне твоих планов, и наша любовь – вне счастья.
Проще наверно одним крестом перечеркнуть все даты,
Чем ежечасно гадать на воске – когда же ты… ну когда ты?!

Суть перекрёстка в одной лишь точке, где сходятся две прямые.
Было ли это с нами, и это ли было, и были – мы ли?
Комплекс вины и ненужности заглушается только страстью
И поцелуями в губы. Твоими. Но наша любовь – вне счастья.
Дарья Семёнова # 11 апреля 2014 в 06:11 0
Я тебя на поруганье не отдам.
Что же, пусть я не мудра не по годам,
Пусть тебя от зимних вьюг не исцелю
Так по-детски нежно-трепетным "люблю",
Но тебя на поруганье не отдам
Я - не мудрая твоя не по годам.
Дарья Семёнова # 11 апреля 2014 в 08:50 0
Я тебя на поруганье не отдам.
И каким бы грозным не был недруг,
Будет он рукой моей повергнут
В самый Ад до Страшного Суда.
А когда случится этот Суд,
Я – с тобою рядом перед Богом,
Чтобы нам была одна дорога
И единый пряник или кнут
На двоих, чтоб мы плечо к плечу
Шли с тобой, как в жизни не случилось,
Чтобы то, к чему я так стремилась,
Сбылось в час последний. К палачу,
К Раю ли, к нейтральному покою
Путь ведёт – возьми меня с собой,
И перед превратностью любой
Назови меня своей судьбою
И любовью. Я – своим призваньем
Объявляю жизнь с тобой вдвоём,
И клянусь божественным огнём –
Я не дам тебя на поруганье.
Дарья Семёнова # 11 апреля 2014 в 14:06 0
Заболела. Твоим дыханием.
И вжимаюсь в подушку-грелку.
Снег струится непониманием
Прямо в сумрак. Холодный, мелкий.
Я спасаюсь, мне мнится, Колдрексом,
Чабрецом до еды горячим.
Только всё это – не по кодексу
Моей жизни. Не настоящее.
Мне б уткнуться кошачьим носом
В твои руки. Ладони, плечи…
Заболела тобой серьёзно
И ничто уже не излечит,
И никто уже не поможет
Ни расслабиться, ни согреться.
Ты засел под моей кожей
Золотой тоской прямо в сердце.
Дарья Семёнова # 12 апреля 2014 в 03:29 0
ДАМА ПИК
Если хочешь любить – люби,
И любви своей не стыдись.
Все великие короли
Мне в любви до доски клялись,
А я верила, что не лгут,
А я знала – в мои огни
Страстью венчанные, шагнут
Все великие короли.
И не ведают то, что я
Их веду прямиком на смерть.
Уготована королям
Ядовитая ревность-плеть.
Ведь клялись же, что до доски…
Не веду счёта их гробам.
Ты люби меня и прости –
Если надо предать, предам.
Дарья Семёнова # 13 апреля 2014 в 22:09 0
ДАМА ТРЕФ
Смотрю на твоё отражение в старом зеркале,
Читаю в глазах любовь и томлюсь от нежности.
Прижми меня к сердцу, сравни меня с неизбежностью,
Оставь на постели хлопковой сны светлые.
Оставь на постели белой мечты дерзкие,
На коже моей – пряный запах свой, вздох пламенный.
Уходишь опять в далёкое неизвестное,
И взглядом зелёным меня обращаешь в камень.
Стою на пороге застылая, недвижимая,
Почти бездыханная – символом ожидания.
Течёт за тобой по пустынной дороге жизнь моя,
Слетаются чёрные тучи к крыльцу стаями
И плачут дождями по мне ледяными, мелкими,
Твой след размывают, мне в ноги швырнув вечер,
Как откуп за счастье и повод зажечь свечи…
…Смотрю на своё отражение в старом зеркале…
Дарья Семёнова # 14 апреля 2014 в 05:21 0
И был вечер.
И было утро. Я просыпалась в городе,
который не верит чувствам,
не терпит эмоций, голоса и не прощает взглядов.
В котором встретиться так же, как и расстаться –
грустно,
даже если тепло и сладко, и он спит рядом.

И был день.
И гудели проспекты простуженными голосами.
Я слизывала снежинки с любимых холодных рук,
а руки…
те руки
(его!!!)…
мне подставлялись сами под поцелуи!
А сердце…
а сердца стук

В них так волнительно отдавался совсем не моим
пульсом,
совсем не моим, но родным до истерики запахом.
И был вечер, в который стоило окунуться
как в пламя,
что для жизни короткой всегда –
знаково,

Словно костёр Руана, на котором ещё одна смелая…
было – не было – нам ли спорить? –
но по легенде не отреклась,
до которой теперь вряд ли кому-то есть дело
кроме конечно того, Того…
И седая вязь

Снега,
сгребаемого к обочинам,
неба,
раскинувшего крылья.
И была ночь.
До рассвета – пряная, наша, пусть и порочная.
А рассвет – совершенно белый и обессиленный,
влажным туманом на простыни лёгший
клочьями.

И было утро. Одно,
о котором забыть – проклятие,
преступление против самих себя,
против друг друга и целого мира.
Последнее утро перед прощаньем/слезами/моим распятием,
В котором есть только он,
совсем сонный,
бездумно/безумно любимый…
Дарья Семёнова # 15 апреля 2014 в 05:11 0
Пусть каждый получит по вере, по свету в душе.
А если нет света – получит по тьме и безверью.
Ты падаешь в небо, и утро приходит уже,
Стоит и скребётся наивно за запертой дверью.
И я отворю, даже если ты только заснул.
И я напущу сюда света, тепла и веселья.
Мне страшно – ты будешь сердит. Но я нашу весну
Сварю из метелицы и приворотного зелья.
А те, за окном, замерзают, и в схватке с зимой
Нас не замечают, и нашу весну не тревожат.
Бужу осторожно, под простынь нырнув с головой,
Неспешной апрельской капелью по мартовской коже,
И ты просыпаешься, светом встречаемый. День
Уже начинается там, за снегами снаружи.
А здесь – нет часов. Ты с восторгом мне даришь апрель,
Который я жду и который, как воздух мне нужен.
Мы дышим им вместе и пьём наш имбировый чай, и
Купаемся в солнце, для нас изменившем сезоны.
Пусть каждому будет по вере, по свету. По счастью –
Такому, как наше, презревшему нормы, законы,
Сводящему к фарсу все драмы. Молитвой к устам
Твоим прикасаюсь, руками сжимая ладони.
А те, за снегами, не верят любви, но – часам.
И ты это понял теперь. Ведь ты понял? Ты понял?..
Дарья Семёнова # 15 апреля 2014 в 21:21 0
Уже не знаю – кто ты, для кого.
Теряю душу, пью озёра льда,
И руки не в перчатки – в холода,
А в жжёном сердце пусто, ничего…
А жжёный сахар сладок и красив
И на просвет, и просто так. Мой сплин
Теряет вектор, обретая спин,
И вертит жизнь по заданной оси.
И вертится судьба в руках твоих,
Которую тебе преподнесла,
Которой, может быть, тебя спасла
И до сих пор спасаю нас двоих.
И до сих пор, как сумерки густы,
Я, ощущаясь в пункте номер ноль,
Где беспросветно нет тебя со мной,
Уже не знаю – есть ли в мире ты.
Дарья Семёнова # 16 апреля 2014 в 12:01 0
А у нас с тобой в жизни – что?
Ничего, лишь мы.
Остановки считать в метро –
От зимы до зимы.
Не рыдать, потому что «фи»,
Не искать причин
Для свидания дня на три
Среди талых льдин.

А у нас с тобой в жизни – что?
Так… печаль из строк
Забирается под пальто,
Холодит висок.
Ты стараешься быть, ты есть,
Пока сил останется,
Пока льётся благая весть
О любви без памяти.

А у нас с тобой в жизни – что?
Тишина за дверью.
Я стараюсь быть лучше той,
Хоть в себя не верю.
Каждой ночью срезаем боль,
Забываем искренность.
Сочиняя чужую роль:
Не свои, не близкие.

А у нас с тобой в жизни – как?
По последним выкрикам.
А у нас с тобой в жизни – ад,
Но к нему привыкли мы.
Или он к нам привык – к своим,
Только мы не поняли,
Что судьба нам с тобой, двоим –
На кругу без номера.
Дарья Семёнова # 16 апреля 2014 в 17:19 0
Мне пора бы забыть обо всём, что давно не в счёт.
Не читать твои письма, которым и год, и два…
От которых всё так же кружится голова.
Знаешь, солнечный зайчик, мама в одном права:
Наши чувства, по сути, взаимный двойной просчёт –
Ты наверно не будешь со мною, пока жива,
Или я никогда не стану тебе – плечом,

Выворачивай, как захочешь, итог один.
В каждой строчке твоей/моей поселился ад.
Что мы скажем друг другу, когда нас вернут назад?
Ты по-прежнему будешь встрече со мной так рад?
Я наверно ещё сильнее прижмусь к груди.
Да и что мне, что смотрят? Глазастые – пусть глядят!
Пусть осудят нас, если посмеют. Не уходи…

Если жизнь – это театр, я вызубрю эту роль –
Быть тебе только тенью и сном, не влезать в сюжет.
Не считать твои смайлики где-то на этаже,
Забывая войти в квартиру, ведь в ней уже
Слишком пусто, темно, даже хочется выть порой,
Или выход увидеть в привычном руке ноже.
Я ошиблась про ад, в наших строчках – простая боль.

Что поделаешь, если тебя не хватает всем…
Я дрожу каждой ночью от холода и любви.
Мне давно бы забыть злые ночи, пустые дни.
Тебя часто нет рядом, увы. Как себе не ври,
Но никак не спастись от одной из избитых тем:
Раз ты любишь – останься! И сердце моё бери
В свои руки, я жажду попасть в их горячий плен.

Но для этого нужно быть хоть чуть-чуть жестокой,
Шантажировать воздухом, небом над головой.
Мне же попросту нужно поверить опять – ты мой.
Это сложно, ведь третья весна шелестит травой,
А мне так же, как прежде, холодно и одиноко,
Но, пожалуй, живу потому, что дышу тобой.
Знаешь, солнечный зайчик, любовь не имеет срока.
Дарья Семёнова # 16 апреля 2014 в 23:38 0
Оловянный комочек в живой груди
Безысходно плавится. Капли – вниз.
Эта сказка без всякого «впереди»,
Только здесь и сейчас. И без третьих лиц.

Сказке нужен плохой персонаж. Всегда.
Пусть плохой буду я, а не ты. Не ты…
Оловянный комочек. В глазах – вода.
Не терзай мою душу, сожги мосты.

Не тревожь своё сердце, убей меня,
Как задумано тем, кто опять за всех
Вывел формулу: мне – за двоих огня,
А тебе – выжигать во мне грех/смех.

Оловянный комочек. Пожар внутри.
Ты напишешь об этом когда-нибудь,
А сейчас оставайся и посмотри,
Как горит моя кожа, душа, суть.

Сказке нужен герой. Ты – герой. Знай,
Я бы с радостью шла за тобой, но
Никогда не войти мне с тобой – в рай.
Без тебя – так уж лучше совсем на дно.

Не жалей хлёстких слов и не прячь глаз.
Пусть в них будет секрет этой сказки. Да,
Кто не знает любви, не поймёт нас.
Оловянный комочек. В глазах – вода.
Дарья Семёнова # 17 апреля 2014 в 21:17 0
Отворись, калитка, дай мне выйти.
В подреберье холодно и тесно.
Мне так нужно об него согреться,
Трепетать и замирать, и биться…
Чтобы он руками понял – сердце.

Разливайся, дождь, проспекты вымой,
Наш закат настаивай на травах.
В тишине безлюдного вокзала
От слиянья губ до крика в спину
Мы остались бесконечно правы.

Каждый. По чуть-чуть. Как срез эпохи –
Пласт искусства нашего романа.
Я нашарю мелочь по карманам,
Чтоб швырнуть под поезд эти крохи
Не недолюбви – недообмана.

Разбредайся, мир, по кинозалам.
Зрители, рассевшись, задремали.
Я в каком-то параллельном мае
Эту повесть детям рассказала
Тем, что мы и создавать не стали.

Растворяйся, будущность. Негоже
Не остановить ненужность эту.
Право, ну зачем нужна поэту
Девушка с пожарами под кожей?..
Как, нужна?! ЗАЧЕМ?
…И нет ответа…
Фотогалерея
#1 (0)
0 0
#2 (0)
0 0
#3 (0)
0 0
#4 (0)
0 0
#5 (0)
0 0
#6 (0)
0 0
#7 (0)
0 0