Секс знакомства

Секс, интим, индивидуалки

Разные истории. Люблю

30 ноября 2013 - Таньчо Иванса
Чемодан собран. Ключи на столе. Записка в мусорнике. Итак все понятно, чего зря бумагу переводить…

Вот тот диван, например. Я же не напишу в короткой записке о всех ночах проведенных вдвоем и о редких - в одиночестве, слезах разлуки и вое собак за окном ; о воскресных завтраках неразделимых от ощущения одной хулиганской пружины в самом центре, дружное стряхивание крошек с простыни, на шорох которых иногда в приоткрытую форточку влетала синица … у нее хватало смелости…

Не напишу и о том, что в какой-то момент стало неприятно соприкасаться во сне и не хотелось смотреть наяву. А потом вдруг снова переставало хватать объятий, и я еле сдерживалась, стараясь не зацеловать тебя до смерти.

Не выразить словами и того, как приходилось иногда отворачиваться к стене, обхватывать колени руками, чтобы ты не дай бог не увидел, как дрожат губы и как медленно, бескомпромиссно появляется предательская влага в уголках глаз.

И не рассказать об огне на кончиках твоих пальцев, сжигающем и воскрешающем, снова и снова, раз за разом, ночь за ночью и о холоде твоих слов, горше хрена. Хрена, да. Я делала его сама под мясо. Для тебя. Ненавижу горькое. Только сладкое может примирить меня с чем угодно. Даже сейчас, хотя казалось бы…

Невозможно причинить боль незнакомцу, только близкому. Ты знал это, в этом твое превосходство.

Или, скажем, стол. С тремя длинными ножками и идеально круглой столешницей, укрытый бабушкиной скатертью, алой, как паруса корабля капитана Грея. Иногда одним движением твоей властной руки она летела на пол вместе с моими карандашами и ворохом недоделанных эскизов, и подчинение тебе было сладостней, чем управление выдуманными мирами.

За ним собирались наши гости. Красные пятна от вина были почти незаметны на бабушкиной скатерти, а кофейные кляксы выглядели лучше, чем самые известные произведения экспрессионистов.

Стол – мой наблюдательный пункт. Только рисуя можно созерцать в узеньком окне реальный мир и не быть в нем полноправным участником. Быть наблюдателем – высшая магия. И только ты мог одним словом разрушить эту мою гармонию, но я ни разу не пожалела об этом.

Пожалела лишь о том, что твоя игра в меня непостоянна, жестока и мне не известны ее правила. Я могла лишь подозревать о них, и каждый раз оказывалось, что ошиблась, что была слишком самонадеяна.

Если бы ни это узкое, округлое окно, не испорченное шторой, я утонула бы в тебе окончательно, я рисовала бы только тебя и только о тебе бы пела, пока вожу карандашом по шершавым листам.

И как написать тебе об этом? И главное – зачем? Зачем знать тебе обо мне больше, чем ты уже знаешь, это означало бы дать тебе в руки еще один горячий утюг, еще одни щипцы для пыток. Поклониться своему палачу и смиренно сложить голову на скамью у твоих ног.

Когда мир рушиться нужно очень хорошо стараться, чтобы не попасть под один из обломков. Их хаотично движение – не угадать, какой из паззлов рассыпающейся сейчас мозаики моего личного, пусть не рая, но ведь и не ада же, стукнет в следующий момент по лбу. А если даже не стукнет, что с того? Слишком много кусочков - уже точно не собрать, не склеить.

Но и в разрушение есть смысл.

Есть, есть.

Можно дождаться пока пропасть разверзнется пред нашим усталым взором окончательно. Разбежаться и прыгнуть в нее. И если есть крылья – обязательно взлетишь. А они есть, потому что все люди от рождения – птицы, ангелы, если угодно. И нам не нужна твердь чтобы летать, только чтобы изредка приземлятся.

© Copyright: Таньчо Иванса
Рейтинг: 0 Голосов: 0 362 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Фотогалерея
#1 (0)
0 0
#2 (0)
0 0
#3 (0)
0 0
#4 (0)
0 0
#5 (0)
0 0
#6 (0)
0 0
#7 (0)
0 0